Это Евге­ния из дерев­ни Евсти­фе­ни Псков­ской обла­сти. Точ­нее, в 1932 году ее зва­ли Женей.

Сего­дня Евге­нии Алек­сан­дровне уже 90 лет. Она пере­жи­ла вой­ну, во вре­мя кото­рой погиб отец. А самым ярким вос­по­ми­на­ни­ем тех лет оста­лось жела­ние есть и спать. Но тогда нуж­но было рабо­тать. И Женя рабо­та­ла — на тор­фо­раз­ра­бот­ках, моло­ти­ла лен. 

Сей­час о тех вре­ме­нах бабуш­ка вспо­ми­нать не любит. Зато рас­ска­зы­ва­ет, как в 1951 при­е­ха­ла в Псков, устро­и­лась стре­лоч­ни­цей на желез­ную доро­гу. И сно­ва тру­ди­лась, тру­ди­лась, тру­ди­лась. Осо­бен­но тяже­ло было в моро­зы. Потом устро­и­лась на завод сбор­щи­цей — хоть в тепле.

❤И помо­га­ла — всем, кому мог­ла, кому было тяже­лее: дава­ла на хлеб, жила по сове­сти. А теперь помощь нуж­на самой бабе Жене. 

Сего­дня она почти не выхо­дит из дома — тяже­ло, мно­го болез­ней. Гово­рит, как в тюрь­ме ста­ло жить. А еще вокруг ста­ло мно­го зло­бы и вра­нья. “Не каж­дый зна­ет долю люд­скую”, — взды­ха­ет бабушка.

Но мы хотим дока­зать бабуш­ке Жене, что и доб­ро­ты в людях мно­го, и отзыв­чи­во­сти. Сего­дня откры­ва­ем адрес­ный сбор “На сарай для Евге­нии Александровны”.

Сей­час дро­ва лежат на ули­це, мок­нут, а зимой их засы­пет сне­гом. Зна­чит, топить ими будет слож­но, будут дымить. А топить печь нуж­но уже сей­час. Собрав 43 127 руб мы смо­жем не про­сто постро­ить сарай, но вер­нуть Евге­нии Алек­сан­дровне веру в людей. 

Мы уж точ­но в вас верим❤

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх